Главная > Архив публикаций  >


КАРЬЕРНОЕ ПРОДВИЖЕНИЕ СУДЬИ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Нешатаева Татьяна Николаевна -

доктор юридических наук,

профессор, судья.

В современном демократическом государстве наблюдается постоянно растущая значимость судебных систем. Расширение сферы правового регулирования за счет создания законов, направленных на защиту и охрану широкого спектра политических, социальных, экономических, экологических и др. интересов и прав граждан в условиях ограниченности природных и экономических ресурсов или неразвитости политической и социальной инфраструктуры, содержит потенциал появления новых видов конфликтов и споров, разрешаемых в судах. В настоящее время судебные решения выносятся практически во всех сферах человеческой жизни, за исключением немногочисленной зоны жизненно важных интересов граждан (например, в сфере эмоциональных отношений). Таким образом, благополучие граждан в настоящее время все в большей степени зависит и от существа целесообразных, справедливых судебных решений.

 

Рост общественной значимости судебной системы вызывает необходимость поиска адекватных средств, направленных на совершенствование судебной деятельности с целью повышения ее эффективности и открытости для нужд гражданского общества. Совершенствование судов в целях защиты прав человека - стандарт, охраняемый Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г., участие в которой автор считает одним из важнейших достижений Российской Федерации(1). Однако решение названной задачи не просто, так как эффективность и открытость судов не должны нарушать краеугольного принципа строения судебной власти - ее независимости от всех видов влияния и воздействия.

При этом следует иметь в виду, что независимость судьи (и суда в целом) характеризуется двумя составляющими: 1) внешняя независимость (от воздействия иных властей) и 2) внутренняя независимость (от воздействия внутри судебных компонентов - дискреционных, корпоративных и т. д.). Иными словами, судья, разрешающий спор, должен быть независим институционально и индивидуально. Индивидуальная независимость гарантируется несменяемостью судьи. Однако несменяемость судьи включает в качестве элемента и его карьерное продвижение, обеспечивая в конечном итоге эффективность его службы.

Независимый судья способен разрешить спор справедливо и эффективно (целесообразно) только при наличии высоких: а) квалификации, б) моральных качеств, в) внутреннего удовлетворения своей деятельностью и положением. Сочетание столь разноплановых ценностей интеллектуального, этического, поведенческого и психологического характера делают профессию судьи одной из самых сложных как в реализации, так и по правовой регламентации ее основ, ибо независимость судьи должна обеспечиваться организационно и материально, а его несменяемость подкреплять его карьерным продвижением и адекватным результатом его деятельности.

Принимая во внимание, что от профессионализма судьи зависит благополучие гражданина, а от слаженной работы судебной системы - эффективность развития гражданского общества, многие государства осуществляют усилия в разработке и реализации строгих мер, обеспечивающих исполнение судьями своих обязанностей компетентно, добросовестно, беспристрастно и независимо на протяжении всего периода службы.

Эти аспекты одинаково важны для надлежащего функционирования судебной системы, но их оптимальное сочетание чрезвычайно трудно достигается при ее построении. На последнее обстоятельство достаточно часто обращается внимание в научно-практической литературе. При этом многие исследователи делают вывод, что правоведы и практические работники, занимающиеся реформой судебных систем в своих странах, чаще всего концентрируют внимание на мерах и шагах, способствующих охране независимости судов в ущерб тех действий, которые способствовали бы повышению компетентности судей, их карьерных достижений и, как следствие, укреплению доверия граждан к своим судам, действующим публично и открыто в процессуальной и административной сферах. Подобные замечания высказывались в свое время в отношении судоустройства Италии, Испании, Португалии(2), а в наши дни - в отношении восточно-европейских государств и Российской Федерации.

Опыт судебного реформирования в этих странах показателен в том смысле, что когда независимость суда не сбалансирована иными самодостаточными ценностями - профессиональной компетентностью, и справедливым карьерное продвижение судьи, - появляется ряд негативных последствий, оборачивающихся на практике против самой независимости судебной власти: внеправовые воздействия в целях карьерного роста не позволяют судье вести себя беспристрастно и независимо как во время рассмотрения дела, так и при разрешении вопросов организационного характера.

Законодательный пробел в правовом регулировании оценки профессиональной компетенции и карьерное продвижение судьи (в конечном счете разрушающий независимость суда), проявляется чаще всего в следующих четырех типах негативных последствий: дискриционности (административном воздействии); корпоративизме (воздействии связей внутри группы); фаворитивизме (воздействии личных связей); коррупции (воздействии материальных средств и благ).

Излишне упоминать, что судья, компенсировавший квалифицирующие его требования или условия карьерного роста, любым из названных видов воздействия не сможет вести себя по отношению к источнику такого воздействия независимо.

В таких обстоятельствах любое демократическое государство вынуждено приступать к новому этапу реформирования судоустройства с целью создания баланса между независимостью и контролем за профессионализмом и служебным продвижением судей.

В этом отношении показателен пример судебных реформ в Италии, который представляет интерес по следующим причинам: а) в законодательстве этой страны принцип независимости судебной власти получил наибольшее признание как за счет особенностей разработки правовых норм, обеспечивающих его соблюдение, так и в плане их интерпретации и практического применения; б) в определенный период эти нормы о независимости судей были сбалансированы правовыми предписаниями о необходимости периодической оценки их квалификации и условиях карьерного роста; в) в середине 60-х гг. XX в. нормы об оценки и карьерном росте судей были отменены, как нарушающие принцип независимости судей, но с 2003 г. в Италии началась реформа по их восстановлению.

Эти события подробно интерпретировал Джузеппе ди Федерико, профессор права университета в г. Болонья, директор института исследований судебной системы член Высшего Совета по делам магистратских судов (2002-2006 гг.)(3).

В целях укрепления независимости судебной власти Конституция Италии предусматривает, что все вопросы функционирования судебной власти, в том числе карьерного продвижения судей решает Высший Совет по делам магистратских судов (далее - ВСМС), состоящий на 2/3 из судей и на 1/3 из ученых правоведов и опытных юристов. ВСМС, функционирующий на постоянной основе с 1959 г., раньше традиционно за весь срок службы судей (40-45 лет) проводил семь аттестаций профессиональной деятельности судей. Две из этих аттестаций (через 7, затем 10 лет) имели цель выявления кандидатов для карьерного роста на позиции судьи апелляционного, а затем кассационного суда. Аттестация проводилась экзаменационными комиссиями, созданными ВСМС на основе письменных работ.

Таким образом, за 17 лет судебной работы судьи проходили четыре аттестации: первую, вторую - для решения вопроса о работе в апелляции, третью - проверочную и четвертую - для решения вопроса о работе в кассации.

Три последующие должностные аттестации проводились на основе выслуги лет работников, имеющих ранг судьи по разбору апелляций и приводили к получению высших судебных рангов, что давало право претендовать на административную карьеру в суде. Получение первого из трех высших рангов (судья кассационного суда с директивными функциями - "magistrate of cassation with superior directive functions") является основанием для назначения на ограниченное количество должностей: председатель апелляционного суда, прокурор по апелляциям, председатель палаты Кассационного суда, генеральный адвокат по кассациям. Два следующих высоких ранга являются основанием для назначения на высшие должности Генерального прокурора Кассационного суда и заместителя Председателя Кассационного суда(4).

До середины 60-х гг. XX в. примерно 55% членов магистратских судов Италии завершали свою служебную карьеру в возрасте 70 лет, имея ранг судьи по разбору апелляций. Большинство из них получали этот ранг незадолго до выхода на пенсию. В 50-х гг. и начале 60-х гг. XX в. такая система вызывала большую критику со стороны членов магистратских судов (особенно у тех, кому предстояло пройти сквозь сито профессиональных аттестаций и конкурсов) на том основании, что аттестация по результатам письменных заключений судей, оценка которым давалась ограниченным числом судей, ставила под угрозу независимость (внутреннюю) судей.

К 1973 г. закон, регулирующий карьерный рост судей был изменен. Реформированное законодательство сохранило требование проводить квалификационные испытания для всех ступеней карьерной лестницы, но ввело правомочие ВСМС выносить решения о карьерном росте судьи по своему усмотрению, не связанному с жесткими требованиями о выслуге лет и оценки знаний.

В итоге ВСМС постепенно перешел к практике раздачи высоких рангов практически всем судьям на основании "Комплексной оценки заслуг перед юриспруденцией". Практически повышение ранга может зависеть от личных связей (корпоративизм, фаворитивизм) кандидата с членами ВСМС или от дискреционных полномочий руководителя суда. Дело дошло до того, что "самые высокие ранги на основании заслуг перед юриспруденцией стали присваиваться судьям, которые оформили долгосрочные отпуска для выполнения функций, относящихся к сфере законодательной или исполнительной власти"(5). Количество получивших повышение в ранге существенно стало превышать число вакантных должностей, соответствующих их рангу. Тем не менее они получили все полагающиеся экономические и моральные преимущества повышенного ранга, продолжая выполнять свои прежние обязанности. При этом большинство из этих рангированных судей не получает должность соответствующую их новому статусу: если в середине 60-х гг. XX в. на высокий ранг мог рассчитывать лишь 1% судей, то в настоящее время насчитывается 2 500 судей, имеющих более высокий ранг, чем занимаемая должность.

Постепенно столь несправедливое положение в организации квалификационных испытаний, дополненное понижением квалификации судей, потерявших стимулы к карьерному и профессиональному росту, привело к недовольству граждан Италии своей судебной системой. Объективно это недовольство выразилось в огромном росте жалоб на национальные судебные решения в международный суд - Европейский Суд по правам человека в г. Страсбурге. В 90-е гг. XX в. число жалоб итальянцев в Европейский Суд доходило до 800 в день. Итальянское правительство выплачивало значительные средства по решениям международного судебного органа в связи с несовершенством собственной судебной системы. В конечном итоге, в Италии начался новый этап судебной реформы, имевший как организационную, так процессуальную составляющий (закон Пинто о расширении компетенции Верховного Суда). В настоящее время ведется работа по восстановлению системы объективной аттестации и карьерного роста судей Италии(6).

Оценивая фактический отказ от должной оценки судей, следует заметить, что такие действия привели к тому, что в вопросах судебного продвижения судьи стали ориентироваться на укрепление личных связей с теми, кто принимает решения и, что не менее важно, в своей профессиональной (судебной) деятельности стали вести себя в соответствии с ожиданиями своих высокопоставленных коллег. Те же из судей, кто позволял себе самостоятельное, беспристрастно-независимое поведение, чаще всего получали от ВСМС отказ в повышении(7)

Подобные факты вызывали негативный резонанс в средствах массовой информации Италии. Таким образом, изменение баланса в принципах независимости и объективной оценки судьи привели к потере самой независимости суда и, как следствие, эффективности судебной системы и доверия к ней граждан.

В той или иной мере проблемы правового регулирования карьерного продвижения судей с целью обеспечения независимости их профессиональной деятельности, а также несменяемости в условиях карьерного роста возникли во многих государствах. Необходимость эффективного решения этих проблем неоднократно обсуждалась в рамках международных организаций.

Так, Советом Европы выработаны рекомендации для государств - членов, содержащие стандарты обеспечения независимости суда, которые призывают закреплять на законодательном уровне требования, соответствие которым позволяют производить оценку профессиональной деятельности судей. В числе таких требований должны содержаться указания на: а) уровень квалификации; б) добросовестность в работе; в) организационные и аналитические способности; г) эффективность профессиональной деятельности. При этом предлагается рассматривать в качестве дополнительных условий, обуславливающих карьерное продвижение судьи, профессиональный опыт (стаж работы в качестве судьи), открытую, объективную основу такого продвижения, независимость продвижения от административных связей во внутренней судебной иерархи и гарантированность заслуженного карьерного продвижения надлежащим повышением заработной платы(8).

Итак, по мнению влиятельной международной организации - Совета Европы - оборотной стороной независимости и несменяемости судей является надлежащее карьерное продвижение, осуществляемое в соответствии с законом, устанавливающим четкие требования к действующему судье и к процедурам, в соответствии с которыми карьерное продвижение осуществляется.

В соответствии с выработанными рекомендациями многие страны провели реформу собственного законодательства с целью определения условий и процедур оценки детальности и карьерного продвижения судьи. Например, в 2007 г. такая реформа закончилась в Нидерландах и до сих пор продолжается в Италии, Испании. Каждая страна вырабатывает собственные процедуры и требования, но при этом во главу угла ставятся принципы независимости и несменяемости судьи.

В общем можно сказать, что принцип независимости судей формально не ограничивает любой вид оценки деятельности судьи, но накладывает на нее определенные особенности. Как следует из бельгийского Закона от 15 сентября 2006 г. "Об административном производстве", оценка судей возможна, но ни ее цель, ни ее последствия не должны наносить вред их независимости и беспристрастности.

И в том случае, если индивидуальная оценка конкретного судьи не предусмотрена законом о статусе судей, в современном мире существует немного стран, в которых деятельность судей не оценивалась бы в целом. При этом оценка деятельности судьи может быть связана не только с его карьерой, но также преследовать иные цели социального или экономического характера. Например, существует тенденция осуществлять публичное руководство и бюджетные программы, опираясь на оценку двух факторов: деятельности судей и существующего объема дел. Правительство (или независимый орган публичной власти) строят долгосрочные прогнозы о развитии судов и ставят для судебной власти задачи, которые следует решить. Эффективность судебной власти будет оцениваться, исходя из способности решить задачи в отношении, например, количества рассмотренных дел в сравнении с количеством дел поступивших на рассмотрение, и при этом учитывается экономичность общего времени, затраченное на рассмотрение каждого дела. Результаты такой общей оценки могут потом быть использованы судьями для самооценки в целях подачи заявления о карьерном росте. Таким образом, оценка деятельности судьи работает и на решение общей задачи - повышения производительности труда.

При этом следует отметить, что существует очень немного стран, которые переводят решение задач по оценке деятельности судей в обязанности председателей судов. Как правило, в международных стандартах такой подход не поддерживается, так как в нем содержится значительный элемент дискреционности, т. е. административно-властное влияние на карьеру судьи.

Возможно, по этой причине в Европе такие обязанности председателей судов сохранились лишь во Франции и Словении. Как правило, оценка деятельности судьи производится независимым органом, формируемым из судей и представителей общественности - ВСНС в Италии, национальных советов судей Австрии, Армении, Испании, Болгарии, Литвы, Польши. Практикуется также оценка деятельности судьи и судьями вышестоящих судов (Австралия, Канада) или судьями в отставке (Нидерланды).

Процедура оценки. Выделяются несколько моментов, с которыми связывают необходимость проведения оценки деятельности судьи.

В том случае, если испытательный срок после занятия должности судьи предусмотрен национальным законом, всегда существует определенная процедура оценки в случае окончания этого срока. Если испытательный срок продолжительный, как в Германии, то оценка производится ежегодно в течении испытательного срока.

Периодичность оценки в карьере судьи вариативна. В тех случаях, когда судьи имеют специальный срок полномочий, минимальным требованием является то, что они должны проходить процедуру оценки, по крайней мере, один раз в течение своего срока пребывания в должности. Некоторые страны устанавливают специальную периодичность оценки. Период между одной процедурой оценки до следующей может быть довольно коротким (2 года в Австрии, Австралии, Колумбии, Португалии и др.), средним (5 лет в Германии) или продолжительным (10 лет в Литве). В некоторых странах определенные события могут послужить поводом для процедуры оценки. Так, это происходит, если судья подает заявление на повышение или просит о возобновлении мандата. В подобном случае результаты оценки деятельности судьи являются составной частью личного дела кандидата.

Наконец, судьи могут сами запросить оценку деятельности для того, чтобы составить мнение относительно эффективности работы.

Методы оценки. Наиболее разработанные методы оценки включают в себя, по крайней мере, три элемента: письменные документы, собеседования с экспертом и обсуждение оценки, сделанной экспертом. В последние годы получают распространение более технологичные модели оценки работы судьи.

Чтобы проиллюстрировать наиболее инновационные методы в этой области представим процедуру оценки, которую проходят судьи в Австралии.

Например, Австралийский Административный Апелляционный трибунал представил недавно "Схему оценки", как модель аттестации компетенции судей согласно семи ключевым параметрам: право и процедура; честное и равное обращение; коммуникация; порядок слушания; исследование доказательств; принятие решений; помощь и менеджмент дела. "Схема оценки" методологически направлена на выявление текущей компетенции действующего судьи и разработки плана саморазвития для улучшения ее показателей.

Названная модель включает также самооценку и внешнюю независимую оценку коллег. Оценка осуществляется членом равного или более высокого уровня суда из другого штата.

Оценщики рассматривают широкий перечень материалов, относящихся к судье, проходящему оценку, включая три последних судебных решения, наиболее свежий оценочный доклад, результаты обучения, внутреннюю и внешнюю деятельность в суде, статистику, характеризующую загруженность делами проверяемого судью и количество разрешенных им дел в конкретные сроки. Оценщик затем наблюдает за тем, как судья проводит слушания и готовит судебное решение, принимая во внимание количественные и качественные показатели по каждому из семи параметров компетентности.

Наконец, оценщик приглашает судью на встречу, где они обсуждают доклад и определяют, компетентен ли судья и нуждается ли он в дальнейшем руководстве и обучении. Оценщик и судья составляют план саморазвития для достижения судьей краткосрочных и долгосрочных целей в рамках своей карьеры. Процесс является конфиденциальным, но председатель суда и проверяемый судья имеют доступ к материалам, относящимся к оценке этого судьи.

Последствия оценки. В большинстве стран оценка деятельности конкретных судей нацелена на их поощрение и повышение профессиональных качеств. Таким образом, система оценки профессиональной деятельности является для судей средством развития профессиональных качеств и не имеет прямых последствий для их карьерного развития. Однако опосредованно такое влияние отражается на решении вопросов карьерного роста.

Так, в странах, где нахождение в должности судьи является карьерой(9) , результат оценки может иметь важные последствия. В результате оценки судьям присваивают определенное звание (класс, ранг) или могут ранжировать судей по категориям оценки, начиная от "посредственный" до "исключительный". В некоторых странах подобного рода квалификация имеет прямое воздействие на возможность продвижения по службе, которое может проходить быстрее или медленнее согласно результатам оценки. Кроме того, плохие показатели оценки деятельности судьи могут свидетельствовать о более серьезных нарушениях и, как следствие, могут повлечь открытие дисциплинарных процедур (Австрия, Австралия, Германия).

В некоторых случаях результаты оценки деятельности судьи могут отразиться на вознаграждении. Например, возможность применения такого последствия после оглашения результатов оценки судьи существует в Бельгии. В случае оценки деятельности бельгийского судьи с постоянным "неудовлетворительном" выводом, может произойти снижение его заработной платы.

Следует отметить, что в основном вознаграждение судей в подавляющем большинстве стран не связано с объемом и качеством их работы. Однако и этот вопрос в законодательстве решается по-разному: в некоторых случаях предусматриваются изменения вознаграждения судьи по рекомендации уполномоченного органа проводящего проверку (как, например, в Словении). Тем не менее новая европейская тенденция (правила ЕС) относительно вознаграждения служащих государственного публичного сектора, предписывающая делить вознаграждения на три части: относящуюся к занимаемой должности, относящуюся к выполняемым функциям, относящуюся к качеству исполнения (эта часть может снижаться и повышаться), до сих пор не применяется в органах судебной власти. Снижение заработной платы судей скорее применяется как дисциплинарная санкция за конкретное нарушение, в том числе и подкрепленное неудовлетворительной оценкой его деятельности. При этом подобное снижение также происходит в размере 1/3 от выплачиваемой ранее заработной платы.

Правила продвижения по службе. Правила продвижения судей по карьерной лестнице является той темой, по которой практика государств значительно разнится. В целом выделяется две тенденции. В странах, где нахождение в должности судьи является карьерным, правило продвижения по старшинству считается гарантией независимости и несменяемости, но при этом данное правило дополняется сопутствующими критериями. В некоторых странах, продвижение основано исключительно на старшинстве. Так, например, происходит в Государственных советах в Люксембурге и во Франции, где продвижение по службе происходит согласно "ранжиру" или "таблице", которая устанавливает формальный порядок продвижения судей в зависимости от времени их работы в суде.

При этом необходимо заметить, что и в этом случае доступ к специализации и административным функциям (административная карьера) в суде не зависит от выслуги лет. При переводе на руководящие должности и в специализированные суды во внимание принимаются только качества каждого судьи, подтвержденные результатами оценки его деятельности.

Во многих странах карьерное продвижение для большинства судей происходит автоматически лишь на уровне заработной платы: при повышении класса (ранга) судьи по результатам оценки его деятельности повышается денежное довольствие.

Занятие административных или специальных должностей происходит также на основе оценки, но в ином порядке. Здесь карьерный рост происходит согласно двум различным схемам: либо усмотрением нанимающего органа после регистрации списка лиц на повышение, подготовленного по результатам оценки деятельности судьи, либо индивидуальным заявлением судьи на вакансию, выставленную на открытый конкурс согласно публичному объявлению.

Последний способ является наиболее широко практикуемым, поскольку позволяет найти кандидата на соответствующую должность среди лиц, проявивших желание занять такую должность и прошедших необходимые процедуры оценки их предыдущей деятельности. Например, в Германии критерии для карьерного повышения судьи установлены Конституцией: пригодность к судебной работе, способности и исполнительность. В тех случаях, когда в законе существуют подробные критерии карьерного продвижения по заслугам, критерий старшинства (судебной выслуги лет) играет только вспомогательную роль. Он действует, если оценка индивидуальных качеств различных кандидатов не предоставляет однозначного выбора. Такой подход распространен не только в Европе, но характеризует также систему карьерного продвижения судей Юго-Восточной Азии и Африки (например, в Таиланде и Мали)(10).

В этой связи возможен вывод, что критерий выслуги лет используется лишь в некоторых странах и имеет значение только после оценки претендента по иным критериям, связанным с его личной деятельностью.

Особо следует отметить результаты реформы судоустройства в Нидерландах. По итогам этой реформы внедряется новая схема оценки деятельности судей, включающая в себя оценку объективности и честности судьи, быстроты и своевременности рассмотрения дел, согласованности принятия решений, экспертизу судебного процесса участниками судопроизводства. Эти факторы оцениваются с помощью создания определенных стандартов по каждому из названных параметров. Показатели деятельности конкретного судьи подлежит оценке в сравнении с названным стандартом.

При этом проводится опрос судей- коллег проверяемого. Все данные подлежат анализу и на их основе делается общий вывод. Новая система еще не представила результатов оценки деятельности судей, так как действует в Нидерландах с конца 2007 г. Однако у действующих судей Голландии новации вызывают неприятие, поскольку являются слишком формализированными и техническими. Определенная обоснованность подобной критичности несомненна, ибо отвергаются такие устоявшиеся методы аттестации судей, связанные с его личным участием в оценке деятельности, как письменные работы, устное собеседование и обсуждение результатов оценки. Слишком технический процесс оценки деятельности судьи (Австралия), на наш взгляд, также не полностью соответствует соблюдению баланса между принципами независимого и несменяемого судьи и требованиям к квалифицированному судье, который в значительной мере основан на равновесии интеллектуальной, этической и психологической составляющих в деятельности судьи. Подобное равновесие вряд ли достижимо путем применения чисто технических стандартов. Впрочем, справедливы ли подобные замечания покажет практика применения этих стандартов в Австралии и Нидерландах.

Завершая анализ зарубежной практики оценки деятельности судьи, можно сделать вывод, что в качестве ключевых выделяются следующие вопросы: создание специального органа, проводящего оценку деятельности судьи, введение периодичности проведения оценки, формирование конкретных требований к деятельности судьи, регламентация процедур проверки и оформление ее результатов, а также связь этих результатов с любой из форм карьерного продвижения судьи.

Следует отметить, что в том случае, если национальное законодательство четко и ясно регламентирует все названные параметры, закрепляя на конституционном уровне наиболее важные из них (Германия), а затем практика применения таких законов не искажает их в сторону нарушения независимости или имеет страховочную сетку от таких искажений в виде конституционного правосудия (Словения), то угроза появления таких черт судоустройства, как дискреционность, корпоративизм, фаворитизм и коррупция значительно сокращается.

В законодательстве Российской Федерации отсутствует детальная регламентация положений об оценке деятельности судей и связи этой оценки с карьерным продвижением судей. Подобный пробел законодательного регулирования негативным образом сказывается на деятельности судов: судьи России лишены четких правил о карьерном продвижении, наподобие того, как это произошло в 60-х гг. XX в. в Италии. Поэтому некоторые российские судьи вынуждены строить свои отношения в суде и вне суда в нарушении норм о независимом суде. Российская практика карьерного судебного роста свидетельствует о следующем: рассчитывая на повышение класса, необходимо позаботиться о связях с кадровой службой и заручиться расположением председателя суда. Ради получения высокой административной должности необходимо организовать звонок - просьбу в свою поддержку высокопоставленного чиновника председателю суда или иному должностному лицу. Инстанционное продвижение конкретного судьи может зависеть от групповых связей, существующих в столь жестких формах, как "дедовщина", "коррупция" и т. д. Иными словами, в отсутствии законодательства расцветают теневые правила игры, обозначаемые как административный произвол (дискреционность), корпоративизм, фаворитизм. Корпоративизм и фаворитизм приводят к такому негативному явлению, как "дедовщина" или "моббинг"(11) - психологическое давление группы на независимого и компетентного судью с целью изменения модели его судебного поведения, что также способствует преждевременному оттоку из судов наиболее квалифицированных судей. Может подобное явление сопутствовать и коррупции.

Нечастые, но столь негативные явления, как правило, становятся известны общественности и вкупе с неправосудными решениями приводят к тотальному неприятию судебной системы гражданским обществом. Последнее подтверждается тем, что во-первых, Россия получила крайне негативные результаты при оценке международным сообществом независимости судебной системы по уровню защиты прав собственности и наличию фаворизма при принятии судебных решений в пользу органов госвласти.

Так, один из крупнейших и наиболее консервативных инвесторов - пенсионный фонд California Public Employees' Retirement System (Ca|PERS) - оставил Россию в группе запрещенных для инвестирования рынков, так как уровень эффективности судебно-правовой защиты в России, по его оценке, составил 1, 0 балла из трех возможных.

Во-вторых, низкая оценка судебной системы приводит к замедлению экономического роста Российской Федерации, так как "Предприятия частного сектора испытывают серьезные опасения относительно независимости судебной системы. Получение правовой помощи - длительный, непредсказуемый процесс, обременяющий структуру затрат предприятий. Условия защиты прав собственности крайне плохи (114-е место России из 125 стран) и продолжают ухудшаться"(12).

В-третьих, граждане перестают доверять судебной системе своей страны (см. социологический опрос)(13).

Не случайно после анализа подобных оценок действующей судебной системы, российское государство ставит задачу реформирования законов о судоустройстве и судопроизводстве. В 2007 г. создан План действий Правительства Российской Федерации по реализации положений Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006-2008 гг.), который утвержден распоряжением Правительства РФ от 29 января 2007 г. N 88-р. В проекте этого плана было предусмотрено внесение изменений в Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".

В настоящее время проект этих изменений подготовлен и содержит достаточно новых и целесообразных положений о сокращении дискриционных полномочий судебных администраторов, о повышении квалификации судей, о регламентации оснований процедур применения дисциплинарных санкций к судьям, о совершенствовании требований к деятельности судей. Последний раздел этих изменений в российские законы касается темы нашего исследования и затрагивает следующие вопросы: регламентация профессиональной карьеры судьи; условия и порядок квалификационной аттестации судей; влияние на денежное содержание судьи; возможность и условия перевода судьи в другой суд того же уровня. Как видно из перечисления вносимых изменений, о возможности карьерного продвижения судьи в административном, специальном, в том числе инстанционном, аспекте не сказано ни слова; не вводятся объективные критерии для карьерного роста судей. Однако и в случае принятия нового законодательства необходимость такого карьерного продвижения не исчезнет: судам будут нужны судьи-руководители и судьи, специализирующие в высоких или специальных инстанциях. На какой основе будет проходить их отбор? По прежним правилам коррупционного, личностного и иного "дедовского" свойства? По-прежнему ли к решению самых сложных судебных дел будут привлекаться судьи, послушные воле судебного администратора? Так, до сих пор не определено по какому принципу формируются судебные составы в российских судах, в том числе и Президиумы высших судебных инстанций. Новые законы, к сожалению, не решают этих вопросов. В таком случае судебную реформу в РФ по-прежнему нельзя будет считать завершенной, так как задача оформления четких требований к карьерному продвижению судей и ротации судебных составов останется нерешенной.

На наш взгляд, в целях ускорения судебных реформ следует использовать опыт тех государств, где проблемы оценки деятельности судьи и его карьерного продвижения решаются успешно. Исследование этой темы подтверждает, что в практике зарубежных органов судейского сообщества присутствует ряд институтов, которые могли бы быть интересны и для российской судебной системы. Среди них можно назвать:

оценку деятельности судьи с определенной периодичностью (раз в три года - для проверки квалификации или раз в семь лет - для карьерного роста);

отстранение от должности лиц, не прошедших данную процедуру повторно (опыт стран Западной Европы). Понижение в классе лиц, имеющих посредственные результаты такой оценки или снижение заработной платы на одну треть для судей, имеющих проблемы иного характера при осуществлении своей деятельности;

определение критериев карьерного роста (например, введение требования определенного судейского стажа и высоких оценок при аттестации (или в качестве альтернативы - ученой степени) для занятия должностей в вышестоящих судах, назначения на административную должность в рамках одного суда и т. д.;

разделение карьерного роста на три направления: 1) назначение судей в вышестоящие или специализированные суды(14), 2) назначение на различные административные посты в судебной системе, 3) ротация в судебных составах;

формирование кадрового резерва ("списков ожидающих" повышения из числа претендентов на вакантные должности в целях более справедливого и прозрачного распределения карьерного "движения" среди судей);

проведение оценки деятельности судьи специальным независимым органом;

назначение на карьерные судейские должности специальным независимым органом на основе данных об оценке кандидата.

формирование в порядке ротации судебных составов, президиумов судов, судебных палат, иных подразделений с учетом определенных в законе критериев карьерного продвижения судьи.

процессуальное определение способов разрешения конфликтов и споров, возникающих в столь деликатных сферах, как аттестация и карьерное продвижение судей;

санкционирование всех теневых воздействий и сфер карьерного продвижения судей в таких неформальных видах, как административизм, корпоративизм, фаворитизм, "дедовщина" ("моббинг") и т. п.

(1) См.: Нешатаева Т. Н. Уроки судебной практики о правах человека: европейский и российский опыт. М., 2007.

(2) Recruitment, professional evaluation and career of judges and prosecutors in Europe / Ed G. Di Federico. University of Bologna. 2005.

(3) G. Di Federico. II pubblico ministro: indipendenza, responsabilita, carriera separata // L'indice penale. 1995. No 2. P. 430-435. Recruitment, Professional Evaluation and Career of Jurges and Prosecutors in Europe / Ed. G. Di Federico. Bologna. Italy. 2005. P. 214.

(4) При бюрократическом построении судебной системы карьера судьи привязывается к ранговой иерархии, которая определяет различные уровни материального и морального поощрения. Это обуславливает специфическую взаимосвязь между иерархией рангов и правовой иерархией судов в том смысле, что судья, получивший более высокий ранг, должен быть назначен на работу в суд более высокого уровня. Назначение такого судьи в суд более низкого уровня может иметь место только для осуществления им административных функций (например, на должность председателя суда более никого уровня). Такая система продолжает действовать в странах континентальной Европы (во Франции, Испании, Португалии, Германии).

(5) G. Di Federico. Op. cit. P. 27.

(6) Особо обращаем внимание на эту деталь: международный контроль стимулирует прогрессивное развитие внутри страны. К сожалению, в России усиливается звучание "псевдонационалистической" риторики, направленной против международного организационного сотрудничества. Однако отсутствие такого рода контроля, как правило, негативно сказывается и на развитии внутреннего правопорядка.

(7) G. Di Federico. Op. cit. P. 127-159.

(8) On standards concerning the independence of the judiciary and the irremovadility of judges // CCJE (2001) OP. N 1 - ccje/docs (2001)op.n°le.

(9) В данной статье не анализируется практическое положение с карьерой судей в тех странах, где назначение судей зависит от политической принадлежности кандидатов в судьи (США, Китай и др.), в связи с тем, что законодательство о карьерном продвижении судей в этих странах отсутствует. Кроме того, следует отметить, что в США статус судьи - вершина карьеры юриста, недоступная для выпускников университета. По этой причине и сходные позиции для карьеры судей в США и РФ различны.

(10) Здесь мы опираемся на материалы IX Конгресса Международной Ассоциации Высших Административных Судов (22-24 ноября 2007 г. Бангкок, Таиланд).

(11) Термин, который используется в научных монографиях по психологии.

(12) Всемирный экономический форум. Индекс глобальной конкурентоспособности на основании опроса более 11 000 топ-менеджеров компаний, работающих в 125 странах. Санкт-Петербург, сентябрь 2006 г.

(13) Источник: Фонд "ИНДЕМ".

(14) Назначение в такие специализированные суды, как суд по патентным спорам (нужны специальные знания) или суд по делам иностранных лиц (желательно знание иностранных языков) требуют формирование особых критериев отбора кандидатов в эти суды.

 
 

 

 

 

 

 

  кировоградский вор

Использование материалов разрешено с обязательной активной ссылкой на ресурс

vivakadry.com, 2011